~~~~~~~~~~~~~~~~

В ПАЛЕХЕ СНИМАЮТ КИНО,
ИЛИ ИСТОРИЯ ОДНОГО РЕЖИССЁРА




Совсем недавно в Палехе в рамках празднования Дня посёлка с успехом прошла
IV культурная акция «Молода и красива».
На ней кроме фотоконкурса, показа мод, выступления различных музыкальных коллективов,
огненного и танцевального шоу, состоялся показ короткометражного фильма «1622» –
это работа начинающего московского режиссёра Андрея Лазарева.
С ним корреспонденту «Призыва» удалось поговорить.


Андрей, расскажите, пожалуйста, как вы пришли в кино.

– В кино я пришел не самым прямым путем.
Начинал я с того, что написал саундтрек к фильму Глеба Музрукова «Монах».
После этого меня пригласили в студию в качестве оператора и ассистента режиссера.
В данный момент я продолжаю работаю в видеостудии «Золотой будда»,
которой руководит Глеб Николаевич Музруков, автор нескольких документальных и художественных фильмов
о боевых искусствах и культуре Востока, а также передачи «Путь дракона»,
в которой я и начинал работу в качестве телевизионного оператора и режиссёра.

Мне всегда был интересен большой кинематограф и я успешно сдал вступительные экзамены и был принят
на Высшие Режиссёрские Курсы в мастерскую В. И. Хотиненко, В. А. Фенченко и П. К. Финна.
Моя будущая специальность – режиссер художественного и документального кино.

– Андрей, расскажите, пожалуйста, о фильме.

– «1622» – это одна из моих учебных работ, по сути – этюд,
то есть работа по специальному заданию – «однокадровый фильм».
Мастера поставили нам задачу сделать кино, не используя монтаж,
причём в качестве обязательного условия было необходимо оправдать эту «однокадровость» либо за счёт сценария,
то есть самой «истории», либо за счёт оригинальной художественной концепции.
В моей работе я использовал принцип скрытой камеры
и в ходе развития сюжета один из моих персонажей снимает на скрытую камеру некую цепь событий.
Если говорить о сюжете, то он «как бы» детективный.
Я намеренно употребил выражение «как бы», потому что эта работа представляет из себя кинематографическую шутку,
стилизацию, где некоторые приёмы нарочито гиперболизированы.
Искушённый зритель сможет усмотреть в моей работе аллюзии с картиной «Сияние» С. Кубрика,
работами К. Тарантино и А. Хичкока.

Я специально использовал в качестве звукового оформления авангардную музыку 70-х
(джаз-роковая группа «The Soft Maschine»), чтобы создать ощущение нереальности происходящего
и одновременно некого «безвременья», потому что не хотел,
чтобы всё это воспринималось, как сцена из ещё одного «бандитского сериала».
Я намеренно оставил открытый финал и не объяснил, что там за предмет, столь драгоценный для героев
этой, с вашего позволения, «драмы», который скрыт в сумке.
Я это сделал, чтобы ещё раз подчеркнуть, что для меня весь фильм – это кинематографическая игра,
а не смакование сцен насилия.

Кроме всего прочего, я использовал один приём характерный для мастеров японской школы кинематографии – «пустой кадр».
Это такой особый способ заставить зрителя «додумывать» происходящее за рамкой кадра
в тот момент когда на экране мы какое-то и довольно продолжительное время видим просто предметы интерьера или пейзаж,
покинутый вследствие развития мизансцены героями фильма.

– Откуда появилось такое загадочное название?

– Название возникло вроде бы случайно, но и в этом кроется некая кинематографическая шутка для своих.
Картина снималась в номере гостиницы «Космос».
Её выгнутые коридоры создавали необходимый мне дополнительный «психоделический» эффект.
Кроме того, это был некий отсыл к «Сиянию».
Волею судеб мне достался номер «1622». И я использовал эти цифры в качестве названия.
Получилась такая шутка, потому что у моего мастера Владимира Ивановича Хотиненко, есть исторический фильм
о России «1612», посвященный событиям Смутного времени.
Правда цифры в названии фильма моего учителя обозначают год, дату, а в моём случае это гостиничный номер,
но тем не менее, получилась такая забавная игра цифр.

– Как вышло, что на одну из главных ролей был приглашён палешанин Алексей Жиряков?

– Первый раз я увидел Алексея довольно давно в фильме Николая Ковалева «Упадание»,
а затем в фильме «Тот берег», и уже имел представление о его возможностях, как актера.
Алексей очень хорошо смотрелся в роли персонажа определенного характера.
И именно подобный типаж мне очень подходил по сценарию.
Надо отметить, что на уровне студенческой учебной работы он прекрасно справился со своей ролью.

Все участники этого проекта мои друзья и среди них нет профессиональных актёров,
поэтому я «раздавал» не роли, а именно типажи.
И разумеется перед началом работы я представлял возможности каждого из них.
С одной стороны я понимал, что в этом кроется большая опасность,
но с другой стороны мне было интересно насколько я смогу настроить и эмоционально «раскрутить» непрофессионалов.
В этом я усматривал для себя некий тест на профпригодность.
Кроме того, я хотел избежать того случая, когда актёр будучи опытнее режиссёра
(а это всё-таки учебная работа) сам всё придумывает и играет.
Конечно, для кого-то это было бы идеально, но мне хотелось самостоятельно пройти весь путь от начала и до конца,
тем более, что я ничем не рисковал в этой некоммерческой работе.

Основной сложностью для меня здесь было то, что это однокадровый фильм,
то есть по сути (если рассматривать с точки зрения работы с актёрами) актёрский этюд,
в который я могу вносить лишь незначительные изменения на «озвучке»
и, разумеется, никак не могу поправить огрехи с помощью отбора удачных дублей на монтаже.
Конечно же не мне оценивать результат, но если бы я делал этот фильм сйчас, я бы сделал его по-другому.
Но я могу сказать, что все это было не зря и я многому научился на этом проекте.



– Расскажите, пожалуйста, как Вы познакомились с Палехом?


– Мои взаимоотношения с Палехом начались довольно давно.
В Москве у меня есть общие с палешанами знакомые, с которыми я и приехал в это славное место в первый раз.
И уже при первом знакомстве я был поражен творческой активностью палешан, с которыми мне довелось общаться,
я был восхищён изящной красотой шкатулок и их тонким художественным вкусом.
Так же я был очень удивлен большому количеству музыкальных групп, работающих в совершенно разных жанрах,
но всё же внутренне объединённых чем-то неуловимым.
Мне это показалось интересным и ещё раз подтвердило старинную мысль, что творческий человек,
художник в широком смысле этого слова, развиваясь в рамках своего искусства, обязательно растёт и в других видах искусств.
И даже когда он оставляет на время основное творчество и изучает что-то ещё,
то с развитием мастерства в других областях он одновременно развивает и основное.
И этому есть масса примеров, потому что профессиональный уровень многих музыкальных коллективов
можно оценить действительно высоко.
В среде своих друзей в Москве я в шутку называл это музыкальное явление не иначе, как «Палехская волна».

– Это удивительно – в среде журналистов тоже ходит это определение.

– Вот видите, значит, я правильно всё почувствовал.
И замечателен тот факт, что музыкальные традиции Палеха имеют своих преемников и, по сей день,
насколько мне известно, здесь создаются новые молодые команды,
и продолжают творить интересную самобытную музыку группы, чьи имена давно известны далеко за пределами Палеха.

– Я знаю, что Вы сотрудничаете с интернет проектом «Каким был Палех». Расскажите об этом.

– Палешане наряду с искусством лаковой миниатюры и иконописи, всегда увлекались музыкой, театром, фотографией и кино.
Как я уже ранее упомянул, это подтверждает тезис о взаимопроникновении и взаимосвязи творческих энергий.
Во многих семьях, во многих художественных династиях сохранились какие-то старинные вещи,
артефакты, письма, фотографии, архивные документы.
Хранить историческую память своего края, своей земли, память и славу старших поколений,
отцов и дедов мне кажется важнейшим делом.
Палехские потомственные художники, Александр Куркин и Николай Ковалёв,
приняли решение собрать в единую информационную базу всё представляющее исторический интерес.
Был создан интернет-ресурс «Каким был Палех»,
на страницах которого постоянно публикуются всё новые и новые фотографии, документы и архивные материалы.
Очень приятно, что после открытия этого ресурса многие люди не только со всей России,
но и из зарубежья захотели поддержать этот проект.
Оказалось, что многие люди, чьи предки когда-либо жили в Палехе,
сохранили старинные документы и фотографии и готовы отдать их для этого проекта.

Кроме того, сохранились кинохроники, снятые в разные годы палехскими кинолюбителями.
Они, разумеется, тоже представляют собой историческую ценность.
Я с большим удовольствием согласился поддержать этот проект
и помочь моим друзьям в обработке и реставрации кино-архивов, так как имею для этого все технические возможности,
а также слова «историческая память» являются для меня не пустым звуком
и мне очень важно то, что происходило и происходит на моей земле.
Поэтому я считаю создание подобного проекта очень правильным для сохранения истории моей страны.

– Как смотрятся кино-опыты палешан с профессиональной точки зрения?

За время учёбы мной была пересмотрена масса старых черно-белых любительских и профессиональных картин,
начиная с момента зарождения кинематографа.
И, хоть палехские кинематографисты и не учились ни режиссуре, ни драматургии, ни операторскому мастерству,
но то, что сделано ими порой достаточно профессионально, и так или иначе любопытно.
На мой взгляд, человек, имеющий художественное мышление,
может перенести это свойство своего характера на любое произведение искусства,
будь то живопись, кино, литература или музыка.
Художнику свойственно «видеть» на плоскости объёмное пространство,
и хорошая картина – это всегда не только и не столько фотореалистичная передача изображения
(а порой и вовсе не реалистичная), но некое сохранение атмосферы,
настроения, ощущений, запечатление мимолётно-уходящего.
А что такое кинематограф? – это и есть «движущиеся картинки».
Лично для меня особые интерес представляют преимущественно документальные кадры – повседневный быт,
работа художественных мастерских, мимолётная природа.

– На вечере «Три неравных половины»
в рамках третьего международного фестиваля искусств «Яблочный спас»
будет показан один из отреставрированных документальных фильмов Фёдора Критова.
Расскажите, пожалуйста, о нём.


– Кинохроники Фёдора Критова – это авторские представления о палехской творческой среде 80-х годов ХХ века.
Если разбирать конкретный фильм с профессиональной точки зрения,
можно сказать, что он сделан в жанре ассоциативного поэтического монтажа.
Это попытка передать настроение и моментальные экспрессионистские впечатления об атмосфере,
которая царила в Палехе в те годы.
Поэтому данное кино представляет не только фотографически-документальную ценность, но также и художественную.
Причём эта «художественность» заключается не в открыточной красивости кадра, а именно в его внутреннем наполнении,
в том, что находится между строк, между «склеек», в тех тонких ностальгических ассоциациях.
Большая удача, что эти плёнки не пересохли, не осыпались и не были утрачены в сложные 90-е.
И так как мы на сегодняшний день обладаем всеми техническими возможностями,
то в наших силах подарить этим фильмам вторую жизнь.
Мы долго размышляли какую музыку, коментарий или другое «озвучание» положить в качестве звуковой основы,
пробовали разные варианты, но в конечном итоге решили оставить стрекот старенького кинопроектора.
Так достовернее и одновременно в этом есть какя-то своя кинематографическая правда.
Уже скоро оцифрованные хроники будут опубликованы на сайте «Каким был Палех».

Также меня не может не радовать тот факт, что традиция энтузиастов палехского кинематографа продолжается.
И кроме фильма Фёдора Критова на вечере «Три неравных половины» будет показан
отреставрированный художественный фильм Николая Ковалёва «Тот берег»,
тот самый в котором играет Алексей Жиряков, один из героев моей работы «1622».

– Спасибо, Андрей, за интервью, и за помощь, в сохранении истории Палеха.
Успехов Вам. А мы будем ждать Ваших новых кино-работ на Палехской земле.


Что же ждёт палешан и гостей фестиваля 20 августа в 18:00
в актовом зале Палехского художественного училища?



Независимое творческое объединение «Сейф»,
при поддержке иконописной мастерской Ивана Лебедева и Александра Гусаковского,
в рамках III международного фестиваля искусств «Яблочный Спас» представят вечер «Три неравных половины».

В программе вечера:

первая половина – Архивный Палех
(презентация новых материалов сайта «Каким был Палех», кинохроника Ф. Критова,
презентация Интернет проекта об истории Палехских художественно-производственных мастерских);

вторая половина – Кинопоказ
(репрезентация после реставрации художественного фильма «Тот берег», снятого т/о «Сейф» в 2000 году);

третья половина – Концерт
(палехские музыкальных коллективы «Сейф», «Отравленный сад», «Корабль снов»).

~~~~~~~~~~~~~~~~

О. Правдин / газета Призыв / 20 августа 2010
фото – Александр Куркин


~~~~~~~~~~~~~~~~

на главную | другие статьи

_________________________________
музыка | кино | литература | арт

© safeproduction 2004 - 2013