~~~~~~~~~~~~~~~~

УПАДАНИЕ НА ТОТ БЕРЕГ




~~~~~~~~~~~~~~~~

Палех широко известен как «берег» традиционного искусства (лаковой миниатюры).
Но существует и менее известный «тот берег» – берег иных творческих проявлений.
Видимо, на нём-то и накопился такой потенциал творческой энергии,
что его хватило на объединение сразу нескольких видов искусств – музыки, литературы, кинематографии и дизайна.
Свидетельство тому – недавно состоявшаяся в Палехе презентация видеофильма «Тот берег».


Фильм снят по оригинальному сценарию.
В нём рассказывается одна история разными людьми, в разных точках пересечения времени и пространства,
дополненная цитатами из одноимённой книги Артёма Щукина «Тот берег»,
сюжет которой не имеет отношения к сюжету фильма, но странным образом ассоциативно переплетается с ним.

Сегодня мы предлагаем создателям фильма и исполнителям ролей в нём
Николаю Ковалёву, Алексею Жирякову, Александру Куркину, Михаилу Ларионову рассказать о своём творении.

ОБ ИДЕЕ

Николай Ковалёв: Идея фильма не была ни новой, ни придуманной.
Когда-то, ещё в 1993 году, мы, то есть группа «Сейф», записали музыкальный альбом «Хранитель огня»,
в него вошла песня о девушке, история которой вполне реальна и во многом перекликается с образом героини фильма.
Но я решил внести в эту историю мистическое начало. Предложил Алексею Жирякову вместе написать сценарий.
Сценарий рождался из споров, поскольку мой соавтор был категорически против всякой мистики,
а я не хотел от неё отказываться.
Потом Артём Щукин подарил мне свою повесть «Тот берег», и я почувствовал, как её сюжет переплетается с нашей задумкой.
Мы наполнили сценарий цитатами из щукинской повести и сама повесть постепенно стала персонажем фильма.
От этого картина получилась насквозь литературной,
не знаю, есть ли такой жанр в кинематографе, но нам он казался чем-то новым.

Ещё одним важным дополнением стала музыка к фильму. Были специально написаны песни
«Дальние тропы» и «Уйти без обряда»,
это был первый опыт написания песен специально для кино, для «Упадания» писалась только музыка.

Также Саша Куркин создал медитативную музыкальную тему для своего персонажа.

О ПРОЦЕССЕ КИНОТВОРЧЕСТВА


(съёмки в Центральном парке)

Михаил Ларионов: Тема интерпретации не нова в литературе. Недавно я прочитал «Хазарский словарь» Милорада Павича,
где тоже одна история интерпретируется разными людьми в разные времена.
Можно и ещё приводить подобные примеры. Лично для меня работа над фильмом была продолжением этих идей, их развитием.
С моей точки зрения, фильм получился вполне в ключе интересов современного общества.

Николай Ковалёв: А на самом деле это был просто компромисс.
Лёша писал историю реальную, мне хотелось оставить некоторые мистические ходы – получилось две истории.
Потом на неё навернули третью...

Михаил Ларионов: Актёры, естественно, по-своему интерпретировали свои роли.
Появляются история Щукина, история Ковалёва, история Жирякова и т. д.,
и они все разные, отсюда пересечение многочисленных линий.
Но в конечном счёте всё определяет воля одного человека. Весь воз тянет он.

Алексей Жиряков: Конечно, если бы Ковалёв не пришёл со своей неуёмной энергией,
ничего подобного со мной бы, наверное, не случилось.
Он умеет уговаривать: ну понеси эту коробушечку, она лёгонькая... и не думаешь, какую уйму надо своротить.
А потом мы уже телевизоры, колонки и немыслимое количество инструментов таскали, и поздно было что-либо говорить.
А ещё садовую тачку возили, из которой снимали погоню за милиционером. Да ещё и переснимать пришлось,
потому что в самый разгар съёмок из чьей-то квартиры вышел ребёнок и перепугался происходящего.
И Миша закричал: «Стойте! Стойте! Ребёнок!» Как не вспомнить: «Деточкин очень любил детей».

О РОЛИ СЛУЧАЙНОСТЕЙ И НЕОЖИДАННЫХ НАХОДКАХ


(съёмки на Даркином озере)

Михаил Ларионов: Постоянно убеждаемся, что случайности не случайны.
У нас много было таких моментов, когда задуманное срывалось, но внезапно на смену приходило что-то другое, лучшее.

Николай Ковалёв: Например, по сценарию, когда мы подъезжаем на бензозаправку,
там заправщик читает щукинский «Тот берег», но нас внутрь не пустили, и пришлось этот эпизод заменить другим,
на мой взгляд, более удачным – с похоронами кошки.

Александр Куркин Кость для шаманского бубна тоже была найдена непосредственно на месте съёмок,
на Даркином озере, отчего, кстати, и пострадал бубен.

Михаил Ларионов: Случайно возникла дополнительная деталь к моему персонажу «Высокого человека».
Как-то случилась заминка на съёмках, делать было нечего, и я решил перекусить, а ребята сочли это творческой находкой.
С тех пор «Высокий человек» при каждом появлении на экране что-нибудь жевал.

О РОЛЯХ И АКТЁРАХ


(Александр Куркин в роли Шамана)

Николай Ковалёв: Есть определенные типажи, и мы их, конечно, использовали:
подруги играют подруг, охотник – охотника, милиционер – милиционера,
так легче сыграть, учитывая то, что все актёры не профейссиональные.
Но, с другой стороны было несколько удачных попыток поменять амплуа, использованное в предыдущем фильме,
ведь всегда интересно, когда актёр поворачивается неожиданной стороной.

Алексей Жиряков: Как мне не хотелось играть эту роль и вообще связываться снова с мистикой!
Даже в чём-то повторяться, если вспомнить «Упадание»,
где мне тоже пришлось быть отрицательным персонажем с таким зловещим оттенком.
И ещё: на мой взгляд, гораздо интереснее смотрится в фильме, когда герой в придуманном костюме:
например, Ваня Бекетов играл уборщика в гостинице – очень удачно.

Александр Куркин А мне работа над моей ролью шамана показалась интересной.
Хотя бы тем, что в ней не было ни одного слова и нужно было обходиться другими выразительными средствами,
в частности, придумать музыкальное решение. И вообще очень интересно было вести съемки в тех почти диких местах,
где в самой природе находили мистику. Удивительной красоты озеро и лес осенний.
Жаль, что не успели добраться до заброшенных карьеров. Солнце садилось уже и аккумуляторы тоже.
Вот только холодно было очень сниматься в костюме из «одних перьев» и потом в нём же ещё и съёмки вести.

Николай Ковалёв: Вообще холод был собачий, и я, когда плыл по озеру, на «каяке», не мог даже пошевелиться,
сразу ледяная вода захлёстывала. А ребята, как назло меня постоянно смешили.
Через несколько дней там, кстати, парень утонул, с этого коротня свалился.

ОБ ОПАСНОСТЯХ И КАСКАДЁРАХ


(Оператор-каскадёр)

Михаил Ларионов: Вообще опасностей много было. И не только для здоровья.
Например, когда у нас дома сцену снимали, плохо затушили сигарету,
и бумага в мусорном ведре загорелась, чуть до пожара не дошло.

Алексей Жиряков: В недостроенных мастерских много опасных мест было во время съёмок погони.

Николай Ковалёв: Там самой большой проблемой было, чтобы настенные надписи в кадр не попали.

Алексей Жиряков: Ещё мы за Сашу Куркина боялись, когда привязывали его верёвками к машине с камерой.
Больше за камеру, конечно, Саша крепкий. Потом в титрах надпись появилась: оператор-каскадёр.

О ТОМ, О ЧЁМ ЖЕ ВСЁ-ТАКИ ФИЛЬМ...

Михаил Ларионов: Самый трудный вопрос.
Была у меня кургузая отговорка, что это местный «Твин Пикс», но и она не выручает.
Вообще всегда трудно судить о достоинствах художественного произведения.
Оно есть, но вряд ли можно точно выразить его словами. У каждого своё восприятие. Так, кстати, и было.
Разные люди посмотрели и совершенно по-разному ответили на это вопрос, хотя всё логично, всё сходится.

Николай Ковалёв: Есть такая примета у театралов:
если можешь рассказать сюжет спектакля, или фильма, значит, смотреть нечего,
и, наоборот, если не перескажешь словами, то есть, что посмотреть.
Можно много говорить о художественных достоинствах и недостатках, но лучше действительно посмотреть.

...И ЕГО МЕСТЕ В КУЛЬТУРЕ ПАЛЕХА

Николай Ковалёв: «Тот берег» – берег иных творческих проявлений, неофициальной культуры.
Нашей задачей было объединить творческие потенциалы разных людей и создать новое произведение,
чтобы убедиться – Тот ли это Берег, к которому мы стремились?

Михаил Ларионов: В этой потребности творческих людей что-то создавать – огромный ресурс.
Должно быть движение, должно создаваться что-то новое, история обессмыслится, если ничего не будет происходить.

Ещё не успел остыть интерес к последней работе,
как в недрах т/о «Safeproduction» зародились новые идеи – логическое продолжение и развитие предыдущих.
Каким образом они будут осуществляться?
Будем надеяться, что не так долго придётся ждать момента, когда узнаем об этом.


~~~~~~~~~~~~~~~~

Aлла Сиротина / газета Призыв / 4 июля 2001
фото: (ч/б) Евгений Целиков / (цветные) Михаил Ларионов


~~~~~~~~~~~~~~~~

на главную | другие статьи

_________________________________
музыка | кино | литература | арт

© safeproduction 2004 - 2013