~~~~~~~~~~~~~~~~

УПАДАНИЕ ИЛИ ВЗЛЁТ?





Сегодня – День российского кино

Когда друзья предложили мне посмотреть кассету с фильмом «Упадание»,
снятым по мотивам повести Даниила Хармса «Старуха» группой любителей,
я, конечно, её взяла, но больше из любопытства: что там наши палехские ребята наснимали?
Событие всё-таки – свой художественный фильм.
Улицы – палехские, актеры – режиссёры – палехские, да и сюжет, во-многом, уже палехский.

Но как только зажегся зеленый глазок видеомагнитофона,
так я сразу забыла сделать очередной глоток из чашки с чаем.
Так он и остыл за 65 минут, которые длился фильм. Я не к тому, что фильм жутко интересный,
и вообще не берусь судить о его профессиональных достоинствах и недочетах, когда я не спец в кинематографии.
Захвалить можно, что угодно, равно как и раскритиковать.
Но я встретила здесь много удивительного и неожиданного для себя,
родилось много вопросов, и я не нашла ничего лучшего,
как предложить создателям самим рассказать о своем творении нашим читателям.


Создатели фильма – Николай Ковалёв и Алексей Жиряков согласились зайти в редакцию газеты, и вот, что из этого вышло:

Николай Ковалёв: Если с самого начала – идея снять фильм пришла давно, лет 10 назад, ещё в студенческие годы,
когда Артём Щукин принес мне журнал с повестью «Старуха» Даниила Хармса.
Тогда один из наших сокурсников позировал обнаженку и на переменах ходил в халате
и, казалось, очень подходил на эту роль – Старухи, имеется в виду.
Тогда у нас не было возможностей, но идея осталась. А сейчас вот удалось, наконец, её осуществить.

Когда мы писали сценарий с Лёшей Жиряковым, многое менялось по ходу работы.
У Хармса старуха «сваливается» на героя неожиданно и непонятно в наказание за что.
Мы решили покопаться: зачем же она всё-таки явилась?

Старуха – сюрреалистический символ судьбы. В фильме много мистики,
и на всём протяжении грань между реальным и нереальным, бытовым и мистическим не ощутима:
то девушка приходит к художнику и говорит: «Вот я пришла», то Старуха – и произносит ту же фразу.
И в сцене, где герой выпивает с Арчибальдом Иоганновичем, тоже реальное вдруг переходит в мистическое и наоборот.

У Хармса герой общается со своими мыслями, мы сделали эти мысли отдельным персонажем.
В фильме Старуха ставит героя на колени и как бы заставляет раскаяться в своем плохом «я».
Становится ясно, что она пришла изгнать из него дурные мысли, которые и толкают его на преступление.

И, кстати, название фильма – «Упадание» – тоже взято у Хармса.
Так он назвал тот период творчества, когда писалась повесть: упадание, декаданс, копание в себе.
Может быть, не стоит спорить с судьбой, может быть, покориться ей...

В фильме две линии: мистическая и детективная. У Хармса герой только мысленно представляет следователя,
у нас – это реальный персонаж, роль которого сыграл Илья Любимов.
Следователь ищет маньяка-убийцу, который убивает натурщиц остро заточенным карандашом,
потому что не может их нарисовать. И всё следствие несет оттенок пародийности на мистические триллеры.

Поначалу мы боялись, не перебьет ли детективный сюжет сюжет «Старухи»,
но первый рабочий монтаж показал, что получилось наоборот, его недостаточно,
и мы дописывали и доснимали некоторые эпизоды.
Так была расширена роль помощника следователя (его сыграл Сергей Антонов).

Что касается распределения ролей, то нельзя сказать, чтобы мы так уж тщательно подбирали актеров.
Всё как-то само собой получилось, в кругу знакомых, с кем общаемся каждый день,
иногда было и так: «Хочешь сняться в фильме?» – «Хочу» – и под этого «хочу» писалась роль.
Но удачно получилось потому, что характеры наших актеров в жизни перекликаются со своими персонажами.
Ну например, в чьих бы устах рассказ о водке, прозвучал бы более смачно, чем в Тёминых?

Алексей Жиряков: Заслуга Ковалёва – дикий оптимизм и усердие.
Съёмки шли в моей квартире, и это было невообразимо.
Я только и думал, что бы такое сделать с человеком, который доставляет столько неудобств,
я кричал ему под руку:«Ты хоть понимаешь, что никто это не будет смотреть?!»
Мы и на самом деле не ожидали, что будет столько хороших отзывов, может быть, льстят, конечно.

Николай Ковалёв: Часто приходилось менять задумки из-за технических невозможностей.
Многое снимали прямым монтажом, что-то оставляли с первого дубля.
Вообще, при минимуме дублей отдача требовалась, конечно, большая.

Алексей Жиряков: Съёмки шли полгода. Эпизоды снимались не по порядку. Много было всяких курьёзных случаев.
Внимательный зритель, например, заметит, что, когда наш герой забегает за кусты,
из-под первого снега ещё торчит пожухлая осенняя травка, а когда выбегает оттуда,
кругом уже сугробы, да и шевелюра у него заметно выросла.
А вообще, подобное находят и в «Титанике», кто раз 8-10 посмотрел внимательно.
Например, один пристрастный зритель разглядел фигуру оператора, отражавшуюся в дверном стекле.

Иногда тормозили трудности такого психологического что-ли характера:
например, убийство снимали на лестничной площадке, героиня наша визжала, соседи, наверное, с ума посходили.
Да ещё плюс при озвучке ей снова визжать пришлось. Не знаю, что о нас и думают? В общем, повеселили соседей.
А ещё, когда на майдаковской дороге снимали, как на меня надевают наручники,
приходилось руки прятать, если случайные машины мимо проезжали.
А то ведь сплетни пойдут, слухи разные.

Николай Ковалёв: Вот Миша Ларионов (Старуха) – молодец!
Он в таком одеянии смело расхаживал во время уличных съемок, да ещё босиком по снегу.
Вообще, трудно было не потерять самообладание, когда все начинали ржать, прикалываться.

Алексей Жиряков: Миша ещё ко всему человек очень творческий, всё время свои идеи толкал.
Они сами по себе неплохие, конечно, но иногда вразрез шли с задуманным сценарием, так и спорили: Миша – своё, Коля – своё.

Николай Ковалёв: После того, как всё сняли, с озвучкой долго мучились.
Настроение уже другое, иногда никак не получалось попасть в движения своих же губ.
А сцену, где мы с Тёмой Щукиным сидим за столом, озвучивали вчетвером:
один – дверью скрипит, другой – жуёт, третий – водку разливает, четвёртый говорит... Было весело.
В некоторых сценах снимался один, а озвучивал другой, если у кого-то не хватило времени прийти на озвучку.
Николая Клочкова, например, Ваня Критов озвучивал.

Алексей Жиряков: Монтаж тоже пришлось делать в бытовых условиях.
И техника ставила в очень жёсткие рамки. Но отступать было некуда.

Николай Ковалёв: Техническая часть, в основном, легла на Жирякова и Куркина, помогали Андрияшкин, Маевский, Лопатин.
С миру по нитке, в общем. У нас была целая группа операторов,
но иногда, под конец особенно, когда в эпизодах работали вдвоем – снимали друг друга:
Лёша говорит – я снимаю, я говорю – Лёша снимает.

Про спецэффекты еще надо упомянуть. Чего стоит, как мы у Лёши в квартире зеркало пылили.
Как он, бедный, от этого страдал!

Отдельная тема – музыка. До этого я писал музыку только для своей группы «Сейф», а к фильму – впервые.
Да и художественный фильм, в общем-то, у нас первый. До этого был только документальный – к 10-летию «Сейфа».
Для основных героев придумывалось несколько музыкальных тем: мистическая, лирическая, тема следователя...
С одной стороны – требовалась напряженная музыка, а с другой – с издевочкой,
это все-таки Хармс – в этом и заключалась основная сложность.

Имена героям были даны, соответствующие настоящим:
Илья Глебович Любимов – Иль Глобалевич Либер, Артем Иванович Щукин – Арчибальд Иоганович...

Иван Лебедев сыграл эпизодическую небольшую роль, но как здорово удалось!..

На этом, я думаю, можно поставить точку. Кажется, мы достаточно заинтриговали читателя
и ему не терпится уже раздобыть прославленную кассету под названием «Упадание».
И вообще, для кого – Упадание, а для кого – взлет на новую высоту.

Личность творческая нередко бывает многогранной.
А Палех – такое место, где не то что днём с огнем, а ни дня, ни огня не надо –
куда ни шагни – встретишь жемчужину. В этом нередко признаются заезжие к нам гости.
Нашим бы палехским талантам да столичную рекламу – такие ли зажглись бы здесь звезды!
Куда там московским, выращенным в парниковых условиях.

Вот вам и провинция. И вот вам и молодежь. Конечно, здесь люди тоже по-разному досуг проводят:
одни идеи новые ищут, другие бутылки с водкой под кустами находят,
благо они в Палехе прямо на улице валяются, как об этом сообщалось в одном из предыдущих материалов «Призыва».
Кто-то ждёт от районного отдела культуры с копеечным бюджетом массовика-затейника, чтобы повеселее жилось.
Это уж кому что больше нравится. Так что выбор есть.
Если вдохнуть в мечту энергию и талант, то и казавшееся неосуществимым может осуществиться.
А главное – жизнь скучной не покажется.


~~~~~~~~~~~~~~~~

А. Сиротина / газета Призыв / 27 августа 1999

~~~~~~~~~~~~~~~~

на главную | другие статьи

_________________________________
музыка | кино | литература | арт

© safeproduction 2004 - 2013