30 не повод «бронзоветь»: ивановская группа в кругу друзей со всего мира



Зарубежные коллеги по-своему поздравили коллектив группы «Сейф» с круглой датой,

Известная палехская группа «Сейф» 23 февраля отметила 30-й день рождения. К этой дате коллектив подготовил необычную пластинку «Отмыкая Сейф Трибьют». На этот раз музыканты решили открыть «Сейф» иным образом: в качестве «отмычек», по задумке коллектива, выступили исполнители из разных стран. Они перепели песни «Сейфа» в своей аранжировке.

«Для нас юбилей не повод «бронзоветь», а хорошая возможность собрать друзей и интересно, с пользой провести время в хорошей компании, – рассказал о пластинке лидер группы «Сейф» Николай Ковалёв. – Где обычно собираются друзья? На кухне! Только у нас это творческая, музыкальная кухня. Мы подумали – почему бы не открыть «Сейф» для публики как-то иначе. Как обычно открывается сейф? С помощью ключа. А если его открывает не хозяин, а кто-то иной? Правильно – с помощью отмычек! Этими «отмычками» стали наши друзья, коллеги музыканты, которые любезно согласились перепеть сейфовские песни по-своему. Пластинка получилась очень разнообразная по жанрам и стилям. Она так и называется «Отмыкая Сейф Трибьют». И я очень надеюсь, что этот эксперимент будет интересен слушателям».

Информационный портал 37.ru попросил ответить на несколько вопросов некоторых музыкантов, участвующих в пластинке:

01. Как и когда вы познакомились с группой «Сейф»? (Может с этим была связана какая-то необычная история?)
02. Почему решили сделать кавер именно на конкретную песню?
03. Сложно ли давалась адаптация?
04. Говорят, что для того чтобы получился самобытный, интересный кавер, нужно «присвоить» песню – получилось ли почувствовать песню «Сейфа» своей?

Ганс Нарва (группа «Hands Up-Excitement!», Берлин, Германия)
(перевод Дарья Рыжикова)



— Я знаю группу «Сейф» несколько лет. Моя подруга Дарья из города Иваново дала мне послушать их музыку, а затем я лично познакомился с Николаем и Сергеем, когда приезжал в Иваново.

Я выбрал для кавера песню «Имаго», потому что мне понравилась эта особенная угнетенность и безумие, которые находят свое отражение в этом прекрасном, полном страдания женском голосе. Это как-то очень по-русски. Много боли, но невероятно красиво.

Прошло некоторое время, прежде чем я понял, чего хочу. Но однажды стало ясно, что нужно сделать ставку на женский вокализ. Тогда всё пошло очень быстро. У меня был текст оригинала, я переставил строки и много раз повторил их в конце. Это приём, который я люблю и часто использую. Также важно упомянуть, что я позаимствовал партию ударных из песни Йенса Фрибе «Irre».

Как я уже говорил, это сочетание боли и красоты очаровывает меня. Поэтому мне было совсем не сложно почувствовать музыку «Сейфа» своей. Мне оставалось только выяснить, с чего я хочу начать.




Алекс Штерн (группа «Pola X», Хайфа, Израиль)



— Встретить на своём жизненном пути по-настоящему интересных людей не такое уж обычное дело, для меня, по крайней мере. Если же эти люди – музыканты группы «Сейф» из города Палеха, то процент необычности просто зашкаливает. Какова связь русского города художников и тем местом, где я живу? С помощью Миши Карасёва (духовного гуру группы «Би-2» и созидателя проекта «Нечетный воин») я понял, что связь эта самая что ни на есть прямая, и что посредники в нашем внепространственном и вневременном общении абсолютно излишни. Я затрудняюсь назвать точно тот день и час, когда по навету Карасёва я послал первое сообщение лидеру «Сейфа», Николаю Ковалёву. Знаю только, что на тот момент я уже окончил школу, перестал бояться темноты, ещё не взял кредит на квартиру, но уже женился. И да, я уже вовсю распространял своё мировоззрение посредством группы «Pola X». Думаю, это было после того, как в календаре Майя кончились страницы. За более приемлемым ответом рекомендую обратиться к Николаю, почему-то мне кажется, что у него записаны совершенно все ходы.

Меня никто не заставлял и не упрашивал взяться именно за эту песню. По-видимому, что-то щёлкнуло в объёме между ушами, когда я первый раз услышал «Снежные сани смерти». А потом был видео клип, потом ещё один – с плясками опричников. И я убедился – да, это она. И «Она» пошла в производство.

Сложно давалась интерпретация в стиле классической музыки. Попутно приходилось бороться со всеми скелетами, не ко времени разом выбравшимися из шкафа. Вспомнились первые слёзы, пролитые на клавир, свечи на нотах пьесы Мясковского, которого я умудрился «заиграть» так, что сводило пальцы; фильм о поротом отцом Паганини, грозный лик Ипполитова-Иванова на стене концертного зала музыкальной школы, в котором я сдавал свою выпускную программу. Неоднократно во время работы над переложением песни я ловил себя дирижирующим правой рукой и напевающим соло вполголоса. Уверен, что соседи в лифте испытали несколько веселых минут, наблюдая мою увлеченность.

«Присвоить» – совершенно согласен. Прочувствовать и усыновить. Иначе никак. А самое болезненное в этой истории этот интересный кавер потом отдавать обратно. Признаюсь, была мыслишка сказать, что потерял, а самому тихонько утащить песню и спрятать. Хотя бы на время. Привык, сжился. Как родное стало. От сердца. Как то так.




Павел Гонин (группа «Secret Session», Москва)



— С группой «Сейф» я познакомился на фестивале в городе Пущино. Я тогда выступал с группой «ГONJA». Среди фестивальной программы, так или иначе, приходится кого-то для себя выделять, потому что сходить послушать всех - невозможно. Помню, что старался никогда не пропускать выступления «Сейфа».

После предложения Николая поучаствовать в альбоме я прослушал два десятка треков разных лет, выбирая наобум. «Дождь в нас» сразу отпечаталась в сознании. После неё я продолжал слушать другие треки, пока не осознал, что выбор давно сделан.

Адаптировать было не сложно. Сложно было собрать музыкантов, так как это был новогодний период.

Мы не пытались сделать самобытно-интересно. Мелодия подсказала стиль, слова – настроение. А дальше мы просто играли. Каждый чувствует музыку по-своему, и это легко услышать. Лично для меня в этой песне – тоска человечества о потерянном Рае, боль богооставленности, если хотите. «Можно ль быть когда-нибудь с Тобой?».




Дима Невлер (группа «Ю.L.A», Хайфа, Израиль)



— Познакомились мы с группой «Сейф» в городе Хайфа во время их израильского тура. Нас познакомил Михаил Карасев. Так получилось, что Хайфский раввинат не давал разрешения на проведения концерта «Сейфа» в нашем городе, так как группа считалась не кошерная, потому что из России. Миша попросил поднять все наши связи в Хайфе. Мы подсуетились, и концерт «Сейфа» всё-таки состоялся на северном небосклоне земли обетованной.

Песня «(Будь со мной) Токовой» была выбрана нами лишь по одному критерию – взять песню, которая в корне отличается от того, что делает группа «Ю.L.A», и в итоге сделать её своей, что, как нам кажется, удалось.

Адаптация получилась небывало легко. Для нас это до сих пор загадка. Что-то, видимо, в их песнях есть магическое.

«Присвоить» и почувствовать песню получилось настолько, что мы её решили взять в наш новый альбом, который выйдет уже совсем скоро. Нам кажется, что песня будет смотреться совершенно органично со всем нашим материалом. И хотелось бы добавить, что саунд-продюсером в этой работе выступил наш общий друг Михаил Карасёв.




Антон Буянов и Валентин Черников (группа «Интервенция», Ковров – Бат-Ям, Израиль)



— Знакомство с группой «Сейф» произошло на фестивале «Молода и красива» в Палехе, куда Николай нас пригласил выступить в День города. Конечно, жаль, что нет необычной истории, но всё же это ценное знакомство.

Мы выбирали песню, которая подошла бы под наше настроение и жанр. «Студеная песнь» взяла и словами, и мотивом, и смыслом, поэтому, именно её и решили взять за основу для написания кавер-версии.

Были свои сложности, но их удалось решить. Применили несколько приемов, характерных для нашего жанра (хип-хоп) и получилась довольно самобытная коллаборация.

Удалось ли нам передать энергетику «Студеной песни», сохранив при этом первозданный посыл? Этот вопрос, нам кажется, лучше задать слушателю – только он сможет точно сказать, насколько.




Сергей Крюков (группа «–30», Иваново)



— С группой «Сейф» познакомился в 1989 году, когда те репетировали в общежитии мед.института. Меня затащил туда Антоха Мизонов, и мы, стоя у окна, наслаждались творчеством.

Я сделал свои версии сразу двух песен. «(Будь со мной) Токовой» выбрал, так как мы её уже исполняли ранее вместе с «Сейфом», и она, соответственно, была на слуху, а «В капле лета» просто очень нравится и близка мне по настроению.

У меня никогда не было проблем с адаптацией, если произведение мне нравится, а, если не нравится, я его не делаю.

Из этих двух песен мне, пожалуй, «В капле лета» почувствовалась несколько больше.




Алексей Булыгин (группа «Kallisa», Иваново)



— С «Сейфом» мы познакомились в середине 2000-х на ежегодном августовском музыкальном фестивале, который устраивал Роман Холодов (ПАкТ «Холм с Кулями»). Группы «Kallisa» тогда ещё не существовало, будущие участники – я и Алиса Каллиса познакомились тогда же.

Песня «Кувшинок бледных хоровод» нам показалась наиболее близкой по атмосфере и созвучной собственным песням. Приняли, как свою.

Адаптация родилась спонтанно и легко: в течение 4 часов. Отдельно прорабатывались лишь некоторые музыкальные нюансы уже на этапе записи. В целом это была импровизация.

Присвоили! По сути, сыграли свою песню, взяв за основу оригинальный текст (да и то не весь), атмосферу, частично мелодические и гармонические ходы, присущие оригиналу, а так же обыграли творчество Э. А. По, отдав дань оригинальной «Кувшинок бледных хоровод».




Александр Попель (Прага, Чехия)



— В конце 80-х, моя группа «Палата N6» и «Сейф» часто выступали вместе в одних концертах и фестивалях Ивановского рок-клуба. А поскольку, играли на тот момент примерно одинаковую по стилистике музыку (пост-панк, новую волну – что-то такое), то и возник взаимный интерес, и состоялось личное знакомство. Я давно живу в Праге, но мы продолжаем общаться с Колей по средствам Интернета.

Когда я начал выбирать песню, то понял, надо искать что-то попроще, в смысле аранжировки, гармонии и мелодики. Мне казалось, что в этом случае у меня будет больше свободы выбора собственных решений. Поэтому, в первую очередь, стал искать среди ранних записей и нашёл «Поцелуй меня на прощание».

С адаптацией материала под собственную стилистику у меня не возникло трудностей.

«Присвоить» песню – да, абсолютно. Я иногда забываю, что это не моя песня. Хотя, надо заметить, что я изменил концепцию и её смысл. В первоначальном варианте (как я это понял), это такая легкая лирическая история с грустинкой. Парень провел с девушкой вечер или ночь, и вот теперь пришло время расставаться и в этом присутствует легкая экзистенциональная грусть, оттого, что радостные и приятные минуты в нашей жизни не вечны, на смену празднику приходят скучные будни. Как-то так. А в моём варианте я сместил акценты так, что исподволь вылезла тема прощания с жизнью. Да, вот, мол, была целая веселая и зажигательная жизнь, и теперь она заканчивается. Исследовать такую эмоцию и попытаться выразить её музыкальными средствами, мне показалось более интересной задачей. Ну и конечно, стилистика песни изменена. В первоначальном варианте, это что-то близкое к нео-романтикам, а я попытался сделать музыку ближе к стилю прогрессив.




Иван Лебедев (группа «Отравленный Сад», Палех)



— Знакомство с «Сейфом» было органично, как и всё для Палеха. Все были знакомы. Даже не смотря на то, что они старше, достаточно было услышать от других людей, что ребята играют. Потом, примерно в 88 году я побывал на их концерте. Когда же возрастное ограничение нивелировалось, стали просто дружить.

Выбор материала оказался не самой легкой задачей. Понимая, что у «Сейфа» есть немало замечательных песен, которые можно было бы сыграть, пришлось переслушать практически всё, что было доступно. Поверьте, это была продолжительная, рутинная работа. Когда кажется, что вот – поймал, она! Берёшь гитару, играешь, проверяешь, как звучит, начинаешь перерабатывать, придумывать иные ходы, мотивы. И вдруг – нет, не то, у «Сейфа» лучше. И слушаешь другую. И так много и много раз. Хотелось, чтобы стилистика как можно больше походила на нашу. Тут поджидал очередной «кирпич». Оказалось, что качество материала и аранжировки настолько высоки, что переделывать, добавлять, или что-либо делать с ним не имело практически никакого смысла. Мысли о том, что «тут надо не так, или как они не догадались» (вероятно, потому что без меня) не возникало. А хотелось творчества и полета самостоятельной мысли.

После пары месяцев неудачных подходов к различному материалу, пришла идея взяться за тексты, не слушая самой песни. И это казалось замечательной идеей. Да, когда читаешь тексты сейфовских песен, сразу видна плавность, мягкость или вдруг мощь, потенциальная энергия, виден будущий характер музыкального сопровождения и начинают возникать идеи. И именно за это и удалось ухватиться. Повторюсь, что было желательным, чтоб мотивы и стилистика были максимально приближенны к нашему творчеству. Текст был найден. По всем параметрам я мог сказать, что это текст очень близок к творчеству «Отравленного Сада». Со счастливым лицом, в нетерпении ожидая конца эпопеи, я начал искать саму песню. Оказалось что такой нет, и единственным выходом было решение позвонить самому Николаю. Не могу сказать, что он сразу её вспомнил. Помню, он пообещал «покопаться в архивах», но я уже загорелся. Ритмичность, высота, торжественность поэзии сочеталась с чем-то низменным и противным, простой слог был и историчным и надуманным, в голове он звучал как флаг, бьющийся о ветер. Всё в тексте меня поражало и радовало. Я был в восторге!

Пока ждал ответа, я играл, придумывая мотивы, фантазируя, как может выглядеть эта песня у «Сейфа» и как у «Отравленного сада», и в чём разница. И вы не представляете, как же я был ошарашен, когда услышал её в оригинале. Это был набросок. Да, это был «Сейф», настоящий «Сейф», но с другой музыкой – не той, что я себе представлял. Это был эскиз не сделанной песни. Поэтому, музыку я оставил свою. Вот так и вышло.



1 марта 2017, Валерия Корюкина, Информационный портал 37.ru




наверх


© Safeproduction 2004-2017