Омут туманов 2012  
 
Комментарий:

В этой книге представлены мои частные воспоминания некоторых событий из 25-летнего путешествия группы «Сейф» в заводь звуков и образов. Выстроенны они в хронологии написания альбомов. Это отрывки, вычлененные из моей памяти, может быть не совсем так, как они произошли на самом деле, но так как я их запомнил. Дополнены они наиболее интересными фрагментами интервью и проиллюстрированны музыкой группы «Сейф».

Николай Ковалёв

 
   
 
Треклист / содержание:

ОМУТ ТУМАНОВ

Маленький железный барабан (вместо предисловия)

часть первая: Майские жуки
01 - Снай, Сталкер, Сейф
  • Снай, Сталкер, Сейф
  • КэС
  • Ванька и Петрович
  • Мишка
  • Два Серёжи
  • 02 - Почему группа называется Сейф?
    часть вторая: Приоткрытый Сейф
    01 - Воробьиный твист
    02 - Опавший день
    03 - Время голодных снов
    04 - Дети блюза
    05 - Жертвоприношение
    06 - Блаженный туман
    07 - Ветхая радость
    08 - Зовущая в даль
    часть третья: Студийное затворничество
    01 - Safe Records
    02 - 12 1/2 месяцев
    03 - Хранитель огня
    04 - Проснувшись среди цветов
    05 - Злой, плохой...
    06 - Транс
    07 - Суицидальный террор
    08 - Life-10-live
    09 - Реинкарнация чувств
    10 - Лес
    11 - Трина13дцатый
    12 - Секретный
    13 - Тот берег & Упадание
  • Тот берег & Упадание
  • Упадание
  • Тот берег
  • Упадание на Тот берег
  • Автоперсона
  • 14 - Коды 1987 - 2002
    15 - Оркестр тишины одиноких ветров
  • Оркестр тишины одиноких ветров
  • Февральские тезисы
  • 16 - FM - Acoustic
    часть четвёртая: Новая мифология Сейфа
    01 - Час таинства
  • Час таинства
  • Мифологическая функция Сейфа
  • 02 - Музыка палехских зим
    03 - Фестивали
  • Молода и красива
  • Яблочный Спас
  • 04 - Периферийное зрение
  • Периферийное зрение
  • Периферийное зрение (рецензия)
  • 05 - Дежурство участкового Клочкова
    06 - Миноры весны
  • Миноры весны
  • С Днём рождения, Миша!
  • 07 - Сейф_mp3 2000 - 2008
    08 - Долгий и горячий
    09 - Преступление и наказание & Твин Пикс
    10 - Все печали мира
    11 - Время следить за небом
  • Время следить за небом
  • Дни российской культуры
  • 12 - Имя музы
  • Имя музы
  • Юбилейный год
  • МУЗЫКАЛЬНЫЕ ВЛИЯНИЯ
    01 - Мама
    02 - Папа
    03 - Старший брат
    04 - Тинейджер
    05 - New wave
    06 - Сейф - Mixtape
    ЗАМЕТКИ
    01 - Заходил ко мне Евгений Алексеевич
    02 - У доски почёта
    03 - А у вас поют соседи?
    04 - А что, если б?
    05 - Повоем на луну!
    О ПЕСНЯХ
    01 - В капле лета
    02 - Как странно
    03 - Ненадёжный / Белый танец бесконечный
    04 - Оттолкнись от небес
    05 - От зимы до зимы
    06 - Громоздок
    07 - Имаго
    08 - Мастодонт
    09 - К ногам небес
    10 - Вера живёт одна
    11 - У меня под сердцем
    12 - Злой, плохой...
     
     
    Текст читают: Николай Ковалёв & Алексей Жиряков
    Музыка: Сейф
    Запись и сведение: Safe Records, лето - осень 2012
    Вся работа со звуком: Николай Ковалёв
    Релиз: 24 ноября 2012

    Оформление обложки: фото - Александр Куркин, дизайн - Николай Ковалёв

     
     

     
     
     
     
    ОМУТ ТУМАНОВ

    – У вас есть видеокамера?
    – Нет. Фред их не любит.
    – Я запоминаю события по-своему.
    – Что Вы имеете в виду?
    – Так, как я их запоминаю, не важно, как они происходили на самом деле.
    Дэвид Линч «Шоссе в никуда»

    Маленький железный барабан (вместо предисловия)

    Пожалуй, всё началось с маленького железного барабана. Не помню, как он появился у меня в детстве, возможно, я выпросил его на Новый год у Деда Мороза, после того, как посмотрел героический мультфильм Котёночкина «Песня о юном барабанщике».

    Интересна история этой песни.

    В Германии издавна существовала популярная фронтовая песня «Der gute Kamerad» («Хороший товарищ») – музыка Фридриха Зильхера на слова Людвига Уланда. Песня стала традиционным траурным маршем германской армии. Предположительно, в конце 1826 года Жуковский сделал перевод стихотворения, впервые опубликованный под редакцией Архангельского в 1902 году.

    «Был у меня товарищ...»

    Был у меня товарищ,
    Уж прямо брат родной.
    Ударили тревогу,
    С ним дружным шагом, в ногу
    Пошли мы в жаркий бой.

    Вдруг свистнула картеча...
    Кого из нас двоих?
    Меня промчалось мимо;
    А он... лежит, родимый,
    В крови у ног моих.

    Пожать мне хочет руку...
    Нельзя, кладу заряд.
    В той жизни, друг, сочтемся;
    И там, когда сойдемся,
    Ты будь мне верный брат.

    Параллельно с бытованием «Der gute Kamerad», в Германии создавались её переделки, посвященные конкретным историческим реалиям и конкретным лицам. Среди наиболее примечательных с точки зрения бурной истории песни, можно назвать коммунистическую версию 1925 года «Der kleine Trompeter» («Маленький трубач»), в память о горнисте Союза красных фронтовиков Фрице Вайнеке, погибшем при разгоне полицией рабочего собрания, а так же версию нацистов-штурмовиков 1930 года об убитом штурмфюрере Хорсте Весселе «Von all unsern Kameraden...» («От всех наших друзей…»). Обе пелись в более бодрой, можно сказать, тоталитарной манере.

    В том же 1930 году вольный перевод песни в честь Вайнека сделал Михаил Светлов, поменяв трубача на барабанщика – получился «Маленький барабанщик» или «Песня о юном барабанщике». Герой у Светлова стал юным, хотя трубач в германском тексте именовался просто «маленьким» – без уточнений; реальному Вайнеку было без малого 28 лет, и маленьким он мог быть разве что по росту. Впрочем, его имя в песне не упоминается – он лишь прообраз.

    «Песня о юном барабанщике»

    Мы шли под грохот канонады,
    Мы смерти смотрели в лицо,
    Вперёд продвигались отряды
    Спартаковцев – смелых бойцов.

    Средь нас был юный барабанщик,
    В атаках он шёл впереди
    С весёлым другом – барабаном,
    С огнём большевистским в груди.

    Однажды ночью на привале
    Он песню весёлую пел,
    Но вражеской пулей сражённый,
    Допеть до конца не успел.

    С улыбкой юный барабанщик
    На землю сырую упал
    И смолк наш юный барабанщик,
    Его барабан замолчал.

    Промчались годы боевые,
    Окончен наш славный поход.
    Погиб наш юный барабанщик,
    Но песня о нём не умрёт.

    Как бы там ни было, но я точно помню, что страшно хотел стать барабанщиком. Но, ни в школе, ни в пионерском лагере меня не брали на эту почётную роль – я не умел выбивать дробь. Мой же маленький железный барабан после самоотверженной игры каждый раз удивительным образом оказывался закинутым на шкаф. И кто его туда прятал? Однажды я полез за ним и сорвался. Распорол себе ногу с тыльной стороны коленки об неизвестно откуда взявшийся гвоздь. Меня помазали дерущим йодом, забинтовали, и я гордо хромал, представляя себя раненым героем. Собственно маленький железный барабан на этом свою функцию выполнил. О его дальнейшей судьбе мне не известно.

    Вообще, извлекать какие либо звуки из чего угодно меня сильно увлекало. Можно было зажать в зубах нитку или лучше тонкую резинку, одной рукой менять её натяжение, а другой дёргать, как по струне. Можно было выстукивать щелбанами на шее мелодию, меняя высоту нот размером рта. Особой популярностью для такого звукоизвлечения пользовалась мелодия из телевизионной программы «Спортлото», в оригинале пьеса называлась «Popcorn», была написана Гершоном Кингсли в конце 60-х, но стала суперпопулярной лишь в 70-х, благодаря электронной кавер-версии группы «Hot Butter». Говорят, это первая популярная мелодия, сыгранная на синтезаторах. Так ли это, не знаю, но звук этих синтезаторов точно имитировался щелбанами. Так же можно было скрипеть дверцами шкафа, или звякать металлической сахарницей. Последнюю, кстати, я специально отыскал у отца, и записал её звук на альбоме «Периферийное зрение».

    Мой старший брат Виктор учился в институте в другом городе, а когда приезжал на выходные, то в доме всегда появлялась гитара и он самозабвенно что-то наигрывал. В это время привлечь его внимание было невозможно. Он играл в группе, и однажды, когда родителей не было дома, устроил репетицию у нас в квартире. У меня была большая пластмассовая корзина, напоминающая по форме глубокий таз, в ней хранились игрушки, они варварски были вывалены на пол, и корзина сошла за ударный инструмент, за это мне разрешили присутствовать на репетиции. Я совершенно не помню, что за музыка игралась, но ощущение волнения от присутствия на чём-то очень увлекательном сильно впечаталось в память.

    Примерно в это же время было ещё одно событие, потрясшее моё детское воображение. У моего друга детства Юры Филюшкина отец работал директором ДК. Однажды Юрка тайком провёл меня в репетиционную комнату, где показал настоящие электрогитары, барабаны и электроорган. Это было что-то невероятное – все эти загадочные ручки, стойки, диковинные формы, перламутровые пикгарды…

    А ещё Юрка исполнял под аккомпанемент этого ансамбля песняровскую песню «Белоруссия». Здоровые дядьки в клешах с бакенбардами и свисающими усами под тех же «Песняров» – мода, и маленького роста задиристый пацан… «Белый аист летит, над белёсым Полесьем летит… Молодость моя, Белоруссия…»…

    Второй, после барабана, инструмент, который мне удалось неосознанно помучить, был баян, выслеженный мной на свадьбе брата, и потихоньку стащенный с утра, пока все спали. Я энергично тянул меха, нажимал кнопки в хаотичном порядке, пытаясь понять, как же эта штуковина работает. Секрет вот-вот готов был раскрыться, но в этот момент от звуков начали просыпаться возмущённые гости, родители и соседи. И тогда я узнал, что музыка может приносить не только аплодисменты, но и подзатрещины.

    Следующая моя встреча с баяном состоялась уже в музыкальной школе, куда я поступил, в надежде научится играть на гитаре, но, поскольку, гитару не преподавали, то я пытался полюбить балалайку (баян был вторым, ознакомительным инструментом). Любви с балалайкой у меня не случилось, и школу я покинул.

    Учиться играть на гитаре пришлось самому. Брат нарисовал мне на листе, как брать несколько основных аккордов. Я проанализировал, в чём принцип, и весь остальной «велосипед» изобретался по ходу освоения грифа. Каждое новое открытие в виде конструирования аккордов и их причудливой последовательности, казалось новаторским и грело самолюбие. Сейчас-то я понимаю, что все эти «открытия» можно было бы освоить за несколько уроков у более-менее практикующего гитариста, я уж не говорю про всевозможные видео-школы, но тогда всё это манило увлекательным путешествием в неведомое.

     
     

    наверх
     
     

     
      © Safeproduction 2004-2017